1001 сайт в одном портале: я и мои друзья, журналисты, отвечаем за каждое своё слово.

Новости.
Важные. Очень важные.
И - разные!

Из открытых источников
Из открытых источников

Вышла новая книга Юрия Лужкова

09/10/2019

У Юрия Михайловича вышло несколько книг, но именно эта стала самой востребованной в магазинах страны.

Представляем несколько страниц из новой книги Ю.М. Лужкова «Властители, уничтожившие великую страну. Россия. ХХ век»

   О Ленине скорбели, большей частью в столицах, Сталина, когда пришел его срок, проводили с рыданиями (другая часть народа по «усатому» слез совсем не тратила), о кончине Хрущёва не сразу сообщили газеты, а похороны его были «закрытыми». Один за одним ушли в мир иной Брежнев, Андропов и Черненко - по одному протоколу, на одном артиллерийском лафете. Первый президент России масштабной народной скорби удостоен не был. Ныне он - в поле объективного анализа историков, выводы отложены на будущее, но бесспорно, что распад СССР воспринимается в огромной мере как личная «заслуга» Б.Н. Ельцина. Не будь его согласия на это беспримерное деяние, Кравчук и Шушкевич уехали бы из Беловежской Пущи несолоно хлебавши.

    Если же распад СССР был предопределён, то он мог и должен был пройти в цивилизованных рамках, путем содержательных переговоров и осмысленных компромиссов, а не со скоростью разрушения Ипатьевского дома.

    Об этом разрушении секретарь Свердловского обкома партии Ельцин сообщил, естественно, в ЦК КПСС. О конце СССР первый президент России доложил президенту Соединенных Штатов Америки. Такого позора Россия в своей истории никогда не переживала.

    Забвение Николая длилось, по существу, до того дня, когда не стало СССР - за этой чертой тотчас, как по сигналу, явились на сцену добросовестные историки, произошли поиски останков жертв Ипатьевского дома, а впоследствии царь и члены его семьи были канонизированы Русской православной церковью как святые великомученики.

    Ленин сразу после смерти был забальзамирован в прямом и переносном смысле; культ его был частью государственной идеологии, и сохраняется он, в узкопартийном варианте, даже и поныне.

    Сталин, соперничавший при жизни с посмертной славой Ленина, был посрамлён верными соратниками: вождь, упокоенный в начале в мавзолее рядом с Лениным, был перемещен к кремлёвской стене.

    Культ личности Сталина частично сохраняется и по сей день - в тех его элементах, которыми оцениваются некоторые объективные обстоятельства жизни и деятельности, а также в массовом сознании, имеющем склонность противопоставлять прошлое и настоящее, отдавая предпочтение прошлому - прежде всего печально знаменитому сталинскому «порядку», но в немалой степени и индустриализации, и росту экономики, а самое главное - роли Сталина в Великой Победе над фашизмом.

    Хрущев обрёл последнее пристанище на Новодевичьем кладбище; памятником ему стала скульптурная двухцветная (чёрно-белая) композиция, созданная Эрнстом Неизвестным, гонимым ранее лично Хрущёвым. Лишение его всех постов в 1964 году было воспринято с громадным облегчением; страна продолжила развитие.

    Брежнев, Андропов и Черненко со всем возможным протокольным пиететом похоронены у кремлёвской стены; после К.У. Черненко кремлевский погост никого уже не принял.

    О Брежневе в народе помнят в основном по-доброму; про него при жизни ходило множество анекдотов, часть которых он наверняка знал; насмешки посыпались на голову глубоко уже больного человека, одержимого наградоманией. Период его правлении был, очевидно, наиболее спокойным для народа, в особенности на фоне недавних предшествующих потрясений и испытаний.

    К Ю.В. Андропову отношение народа скорее уважительное. Ясно слышится и сожаление, что срок его правления оказался краток, а потому ничего не удавалось сделать с коррупцией, расцветшей при благодушном Леониде Ильиче.

    Имя и дела К.У. Черненко интересны только историкам.

    Это отступление понадобилось нам, чтобы снова вернуться к Ленину.

    О действиях людей, особенно государей, писал Никколо Макиавелли, заключают по результату. Все, нам кажется, несколько даже сложней, чем трактовал лукавый Никколо, потому как результат действий властителя, во-первых, невозможно взвесить до необходимой точности, во-вторых, всякие заключения по этой сложной теме делаются не только непосредственно после свершенных действий, но и на протяжении последующего, иногда весьма протяженного времени, которое эти оценки способно поменять коренным образом. Поясним данную мысль нижеследующим примером.

    Работая над этой главой, невозможно было обойтись без цитат из Горького, одна из них резко-критическая по отношению к Ленину, приведена выше, вторая будет приведена ниже. Она взята из некогда знаменитого горьковского очерка «В. И. Ленин». Немалая часть этого сочинения посвящена долгому рассказу о том, как Ленин воевал в политическом поле один против всех - когда-то это читалось за правду, ныне всего лишь поясняет принцип безжалостности, да и беспринципности, Ленина в борьбе за собственную абсолютную власть. Горький пространно разъясняет, почему отказался от прежних своих взглядов на революцию, много и неубедительно рассказывает о вредоносности крестьянской массы. Самое же потрясающее в очерке - апологетика насилия.

    Как-то оправдательно объяснить её не представляется возможным. Нам, во всяком случае, не кажется и необходимым, ибо «написано пером - не вырубить топором». У пролетарского литературного гения было развитое воображение; силой, видимо, этого возбуждённого воображения и рождены были следующие строки: «Жизнь устроена так дьявольски искусно, что, не умея ненавидеть, невозможно искренно любить. Уже только эта одна, в корне искажающая человека, необходимость раздвоения души, неизбежность любви сквозь ненависть осуждает современные условия жизни на разрушение.

    В России, стране, где необходимость страдания проповедуется как универсальное средство «спасения души», я не встречал, не знаю человека, который с такой глубиной и силой, как Ленин, чувствовал бы ненависть, отвращение и презрение к несчастиям, горю, состраданию людей.

    В моих глазах эти чувства, эта ненависть к драмам и трагедиям жизни особенно высоко поднимают Владимира Ленина, человека страны, где во славу и освящение страдания написаны самые талантливые евангелия и где юношество начинает жить по книгам, набитым однообразными, в сущности, описаниями мелких, будничных драм. Русская литература - самая пессимистическая литература Европы; у нас книги пишутся на одну и ту же тему о том, как мы страдаем, - в юности и зрелом возрасте: от недостатка разума, от гнета самодержавия, от женщин, от любви к ближнем, от неудачного устройства вселенной, в старости: от сознания ошибок жизни, недостатка зубов, несварения желудка и от необходимости умереть.

    Каждый русский, посидев «за политику» месяц в тюрьме или прожив год в ссылке, считает священной обязанностью своей подарить России книгу воспоминаний о том, как он страдал. И никто до сего дня не догадался выдумать книгу о том, как он всю жизнь радовался. А так как русский человек привык выдумывать жизнь для себя, делать же её плохо умеет, то весьма вероятно, что книга о счастливой жизни научила бы его, как нужно выдумывать такую жизнь.

    Для меня исключительно велико в Ленине именно это его чувство непримиримой, неугасимой вражды к несчастиям людей, его яркая вера в то, «это несчастие не есть неустранимая основа бытия, а - мерзость, которую люди должны и могут отмести прочь от себя.

    ...Должность честных вождей народа - нечеловечески трудна. Но ведь и сопротивление революции, возглавляемой Лениным, было организовано шире и мощнее. К тому же надо принять во внимание, что с развитием «цивилизации» - ценность человеческой жизни явно понижается, о чём неоспоримо свидетельствует развитие в современной Европе техники истребления людей и вкуса к этому делу.

    Но скажите голосом совести: насколько уместно и не слишком ли отвратительно лицемерие тех «моралистов», которые говорят о кровожадности русской революции, после того как они, в течение четырёх лет позорной общеевропейской бойни, не только не жалели миллионы истребляемых людей, но всячески разжигали «до полной победы» эту мерзкую войну? Ныне «культурные нации» оказались разбиты, истощены, дичают, а победила общечеловеческая мещанская глупость: тугие петли её и по сей день душат людей».

    Хочется после этого сказать: побойтесь Бога, Алексей Максимович! В.И. Ленин призывал превратить войну империалистическую (которая так или иначе вскоре закончилась бы и, скорее всего, миром без дальнейших жертв) в войну Гражданскую - самую кровавую, страшную и многожертвенную.

    О ненависти Ленина к несчастьям - двусмысленно звучит: человеческие несчастья это, в услужливой горьковской трактовке, расходный материал исторических процессов, осуществляемых тов. Лениным. Почему бы и не ненавидеть их, эти омрачающие картину несчастья, страдания и мучения.

    Сталин, по некоторым сведениям, хотел, чтобы Горький и о нём написал бы нечто подобное тому, что было написано о Ленине. Сталину повезло, в наше время, с нашего исторического расстояния очерк о Ленине воспринимается как натужно-сусальное сочинение, адаптированное к уровню самого неискушенного читателя, которому недоступны смыслы, сокрытые между строк.

    Не хочется даже говорить о русофобских интонациях очерка; тут Горький старательно подпевает Ленину, не раз и не два в злобе своей поносившему Россию и решившему осчастливить ее штыками латышских стрелков-наемников и их классовых братьев-наёмников-китайцев.

    По современному прочтению очерка по-человечеки жаль Горького только один раз - когда он рассказывает, как ленинский финансовый доверенный авантюрист Парвус присвоил его. Горького, деньги, а заодно и деньги, пожертвованные Горьким в пользу партии, прокрутив их в долгом приятном путешествии с какой-то очаровательной красавицей.

    Партия на эти шалости Парвуса посмотрела легко, говорил же Маркс, что ничто человеческое ему не чуждо, чего ж и Парвусу не погулять. Горький же был кровно обижен, но очерк ныне совсем по-другому читаемый и понимаемый, все-таки написал. Терзают, как говорится, смутные подозрения, что Горький на такого рода проницательное прочтение в конечном счете и рассчитывал.

    Исключить этого нельзя: классик пролетарской литературы был в своих делах не менее затейлив. чем создатель диктатуры пролетариата.

    Время, выходит, всему даёт свои точные оценки, в том числе и собственно первоначальным оценкам.

    Приведём здесь цитату из Куприна; образ и дело Ленина писатель-реалист трактует всё-таки глубже и вернее, чем создатель метода социалистического реализма. «Я говорю о Ленине. Ему ничего не нужно. Он умерен в пище, трезв, ему все равно, где жить и на чем спать, он не женолюбец, он даже равнодушно хороший семьянин, ему нельзя предложить в дар чистейший бриллиант в тридцать каратов, не навлекая на себя самой язвительной насмешки...

    Люди без воображения не могут не только представить себе, но и поверить на слово, что есть другой соблазн, сильнейший, чем все соблазны мира, - соблазн власти. Ради власти совершались самые ужасные преступления, и это о власти сказано, что она подобна морской воде: чем ее больше пить, тем больше хочется пить. Вот приманка, достойная Ленина.

    Но есть власть и власть...

    Русский мужик (продолжаю басню о хохле) сказал: «А я если бы был царем, то сел бы на улице, на завалинке, и кто мимо идет, так я его по морде, кто мимо — по морде».

    Это уже, несомненно, высшее проявление власти, центральное утверждение своего «я».

    Увы! Этого наивного мужичьего исповедания власти не избегли даже такие умные (извиняюсь перед г. Троцким за сближение) люди, как Керенский и Троцкий. С конца февраля по конец апреля мы только и слышали: «Я - Керенский, я - присяжный поверенный, я - социалист-революционер, я - министр юстиции, я - Верховный Главнокомандующий! Адрес - Зимний дворец!»

    Троцкий властвовал энергичнее, в образном библическом стиле: он разорял дома и города до основания и разметывал камни, он предавал смерти до третьего поколения, он наказывал лишением огня и воды... но инстинктивный такт - он говорил не «я», а «мы». После речей в Петербурге и Москве коммунисты и коммунистки выносят его на руках и он спокойно раздает для поцелуев свои волосатые руки...

    Но растраченное «я» уже не «я». Один Пушкин из всех мировых поэтов понял, что такое сгущенность, апогей власти, когда он создал Скупого Рыцаря.

    Властвовать, оставаясь по внешности безвластным; хранить в подвалах, или в душе, неиспользованную, не захваченную толпой и историей потенцию власти, как хотел бы гениальный изобретатель - в платиновом сосуде кусочек вещества, способного взорвать весь мир; знать, что могу, и гордо думать; не хочу... Нет, право, такая власть - великое лакомство, и оно не для хамов.

    И в Ленине - не в моем, воображаемом, а в настоящем, живом Ленине - есть, они проскальзывают, эти героические черты. Так, одно время он усиленно готовил на кресло президента РСФСР тупого, заурядного человека Калинина, с лицом старообрядческого начетчика и с простой тверской душой - свою марионетку под видом всероссийского старосты. Так он присутствовал на своем собственном пятидесятилетием юбилее. Его не было - он почивал на облаках, пока товарищ Луначарский и т. Ногин равняли его с Марксом, а т. Горький со слезами на глазах заявил, что Петр Великий - это лишь малюсенький Ленин, который и гениальнее, и всемирнее варвара-царя. Но когда у агитаторов заболели от усердия челюсти, он вышел, как всегда скромно, беспритязательно и опрятно одетый, улыбнулся своей язвительной улыбкой и сказал: «Благодарю вас за то, что вы избавили меня от необходимости слушать ваши речи. Да и вам советовал бы в другой раз не тратить столько времени на пустое словоизвержение…»

    Властвовать, не будучи видимым, заставлять плясать весь мир, сваливая музыку на всемирный пролетариат, — да, вероятно, радостно и щекотно об этом подумать, когда ты один лежишь в своей постели и знаешь, что твоих мыслей никто не подслушивает.

    И моему пониманию очень ясен и доказательно дорог такой маленький анекдотический штришок.

    Ленин выходит из своего скромного помещения (в комендантском крыле Кремлевского дворца) в зал заседаний. Раболепная толпа... Никаких поклонов нет, но есть потные рукопожатия и собачьи, преданные улыбки. Слова «товарищ Ленин» звучат глубже, чем прежнее «ваше величество»…

    - Товарищ Ленин, если говорить по правде, то ведь только два человека решают сейчас судьбы мира… Вы и Вильсон.

    И Ленин, торопливо проходя мимо, рассеянно и небрежно:

    - Да, но при чем же же здесь Вильсон?

 

 

Читайте также

Юрий Лужков: самая знаменитая кепка в России

19/07/2019

Василий Смирнов/Русский Взгляд/Globallookpress.com

В массах долгое время ходили слухи о том, что фамилия Лужков – это своего рода псевдоним, за которым стоит невзрачное буквосочетание, доставшееся в наследство от отца...

Юрий Лужков рассказал, почему гибнут пчелы

17/07/2019

Pixabay.com

Бывший мэр Москвы, в настоящем – опытный пчеловод, Юрий Лужков пояснил массовую гибель насекомых на территории РФ.

Юрий Лужков: "Меня никто не просил защищать Белый дом"

17/07/2019

Globallookpress.com

12 июня на первых выборах мэра Москвы Юрий Михайлович Лужков был избран вице-мэром Москвы, мэром Москвы избран Гавриил Попов. А во время событий 19-21 августа 1991 года Ю. М. Лужков занял твердую позицию по отстаиванию конституционных законов.

Юрий Лужков: "Проблему водоснабжения Крыма можно решить"

17/07/2019

Pixabay.com

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков предложил решить проблему с пресной водой в Крыму за счет притоков Днепра и Десны с материковой части России.

Мировое правительство

17/07/2019

Фото: скриншот

Разговор пойдет о мировом правительстве. О неких людях, которые держат весь мир в своих руках, и которым подчиняется даже президент Соединенных Штатов. Это чуть более семисот человек - владельцы самых крупных капиталов в мире.

Сельское хозяйство: импортозамещение

17/07/2019

Фото: скриншот

Сегодняшнее положение дел в сельском хозяйстве. Важность импортозамещения для нашей страны. Способность России прокормить всю Европу. Возрождение крестьянских и фермерских хозяйств.

Юрий Лужков: самая знаменитая кепка в России


В массах долгое время ходили слухи о том, что фамилия Лужков – это своего рода псевдоним, за которым стоит невзрачное буквосочетание, доставшееся в наследство от отца...

Подписаться на эксклюзив

Подпишитесь на нашу рассылку и вы всегда будете в курсе событий еще до того, как это станет известно в СМИ

Подписаться

Реклама на портале:

Тел.: +7 (903) 260-80-31

Email: karaulovlife.sales@gmail.com