1001 сайт в одном портале: я и мои друзья, журналисты, отвечаем за каждое своё слово.

Новости.
Важные. Очень важные.
И - разные!

Нескользкая дорожка

19/04/2019

Зимняя безопасность: как сделать так, чтобы и волки были сыты, и люди целы

Что в деревне хорошо, то в Москве – работа для травматолога

Безопасность жизни – вопрос комплексный. И безопасность в большом городе отличается от безопасности в деревне. Если вы живете в деревне, то, пожалуй, наибольшей угрозой вашей безопасности зимой являются волки. Выходя из сеней, деревенский житель осматривается, нет ли на свежем снегу волчьих следов, не заглядывал ли Серый – в одиночку или со всей стаей – ночью чем-нибудь поживиться. Доказательство тому, что волки весьма опасны для жителей сельской местности, - это повторяющаяся из года в год кампания по отстрелу волков, например, в Восточной Сибири.

Другое дело – безопасность в большом городе. Выходя из подъезда, житель Москвы вряд ли опасается нападения стаи волков, но угроза также ждет его у порога. До него из этого подъезда уже вышли 2-3 десятка егососедей, спеша на работу, и белый чистый снег, выпавший поутру, превратился в ледяную корку. Поскользнуться, упасть, поломать руки-ноги, удариться головой – легко. Об этом, в частности, хорошо знают врачи скорой помощи и травмпунктов, которые по всей стране в зимний сезон чинят людей, павших жертвами не голодных волков, но гололеда.

Таким образом, если в первом случае чистый снег нужен жителю деревни, то жителю города жизненно необходимо именно отсутствие снега и черный асфальт. И в обоих этих случаях безопасность жизни людей напрямую связана с безопасностью для природы. В первом случае охотники, спасающие села и деревни от волков, должны истребить ровно столько хищников, чтобы и угрозы для людей не было, и животные в должном количестве сохранились в окружающей среде. Не больше и не меньше. И определить точное количество разрешенных к отстрелу особей – сложная профессиональная экологическая задача.

Также и в случае с гололедом и мегаполисом: нужно составить и применить противогололедные материалы так, чтобы и люди не калечились, и при этом не был поврежден хрупкий биоценоз городов: сохранилась трава на будущих летних газонах, сохранились деревья, сохранилось здоровье людей.  

Почему у нас «не как в Европе»

Москва – самый северный мегаполис в мире. И не у кого ей позаимствовать «передовой опыт» борьбы с гололедом. Нет в мире ни одного другого города, который был бы сколько-нибудь сходен с российской столицей по совокупности зимних погодных условий в сочетании с плотностью населения, особенностями дорожной инфраструктуры, траффика и т.д. И дело не только в том, что за сезон в российской столице выпадает более 2 метров снега. Важно, что примерно, каждые 3 дня происходят переходы через «ноль» градусов, которые ведут к стремительному оледенению дорог и тротуаров, суммарная площадь которых составляет 120 миллионов квадратных метров! И вот всю эту поверхность нужно молниеносно очистить до твердого покрытия для того, чтобы 13 миллионов жителей и 5 миллионов транспортных средств могли спокойно передвигаться без угрозы для жизни.

Наличие снега и льда на поверхности увеличивает число аварий и травм пешеходов в 2-3 раза. Это доказанный факт, подтвержденный многими исследованиями и, что прискорбно, человеческими жизнями. Кроме того, при появлении на дорогах снега, движение транспортного потока снижается в среднем на 15 км/ч, а для мегаполиса Москвы это – коллапс.
Поэтому, в столице уже почти 10 лет действуют жесткие правила и сроки: три часа на очистку от снега для внутригородских дорог и два часа — для МКАД. Никакого льда и снега на тротуарах.

Чистый асфальт в короткие сроки – это правило, которое действует в каждой стране, где есть зима. Подход один: если у вас сельские дороги, по которым двигается менее 3000 автомобилей в сутки или пару десятков человек, то можно некоторое время держать эту дорогу под снежным накатом. Но если у вас число автомобилей или людей более значительно, то поверхность дороги во всех странах в обязательном порядке в кратчайшие сроки убирают до черного асфальта.

Чем посыпаны дороги?

С 2011 года в Москве начала была действовать Технология зимней уборки дорог и тротуаров. Среди основных ее принципов – строгая дифференциация противогололедных составов. Одни предназначены для проезжих частей, и главная их задача обеспечить оптимальное сцепление с дорогой и не навредить самим автомобилям. Другие – для тротуаров, и к ним предъявляются наиболее высокие требования по экологической и санитарно-гигиенической безопасности.

На дорожном полотне в зависимости от температуры и обилия снежных осадков для обеспечения оптимальной скорости плавления снега могут использоваться достаточно сильные многосоставные реагенты на основе различных комбинаций и концентраций натрий хлора и кальций хлора – как жидкие (до -10 градусов), так и твердые (до -30 градусов). Различные составы реагентов предусмотрены на случай, например, слякоти и снежной каши, которая образуется на более теплой по отношению к атмосферному воздуху поверхности земли, и, наоборот, «ледяного дождя», когда «плюс» в воздухе сочетается с «минусом» на земле.

Основа реагента – натрий хлор –обычная поваренная соль, которую мы с вами все употребляем каждый день, а еще добавляем в ванну, промываем ее раствором нос и горло, дышим ее сухим испарением в так называемых соляных пещерах и саунах, вдыхаем ее, гуляя вдоль морского прибоя.

Однако, попадая в больших количествах на газоны, чистая соль вредит почвам. В Москве был период, когда объекты дорожного хозяйства посыпали чистой поваренной солью (ежегодный расход составлял  около 300 тысяч тонн в год), и если бы город продолжил эту практику, в столице на сегодняшний день могло бы не остаться ни газонов, ни деревьев.

Стремясь сохранить зеленые насаждения, уже больше 10 лет в Москве не рассыпают на дороги чистый хлорид натрия. Чтобы снизить долю поваренной соли в общем составе, которым обрабатывают дороги, в него добавляются компенсационные компоненты. Это являющиеся минеральными удобрениями калий хлор и кальций хлор, а также органические соли – формиаты.

О них отдельно. Формиат натрия – это соль муравьиной кислоты, которая за 72 часа под воздействием солнечного света разлагается на углекислый газ и воду. То есть негативное воздействие на окружающую среду от формиатов натрия отсутствует. Это, как сейчас модно говорить, органический, природный био-продукт. Американцы, например, обрабатывают этим материалом аэродромы – безопасно и экологично, хоть и затратно. В Москве формиат натрия используются на всех тротуарах.

Физика использования солей такова: соли легко ионизируются в воде и разваливают кристаллы льда за счет запуска процесса ионной поляризации, точно также ионы калия и натрия «держат на замке» границы клеток нашего организма.

Мраморная крошка – именно ее сегодня москвичи замечают в виде белой «крупки» на тротуарах – безопасна и все свои функции в качестве средства против гололеда реализует в полном объеме. Это карбонат кальция. Мы все писали им в школе на доске – это самый обычный школьный мел, только чуть более прочный. А еще некоторые домохозяйки измельчают скорлупу яиц и добавляют в цветы, чтобы удобрять почву. Так вот скорлупа яиц, мел и мраморная крошка – это один и тот же карбонат кальция. Мраморная крошка – мягкая, и быстро истирается под подошвами или, например, попадая в механизмы эскалаторов метро (в отличие от гранитной крошки, которая раньше намертво блокировала и ломала механизмы). Есть официальные данные московского Метрополитена о том, что с переходом Москвы на мраморную крошку количество поломок эскалаторов из-за попаданий внешних предметов стало равняться НУЛЮ.

В случае попадания в окружающую среду мраморная крошка отчасти является известняковым удобрением и борется с закислением почвы городских газонов. Но это лишь в исключительных случаях, поскольку действующая в Москве Технология предписывает коммунальным службам не допускать попадания противогололедных материалов на газоны.

А теперь - о мифах и так называемом передовом мировом опыте, как правило финском.

О сравнении финского и российского опытов

Буквально в прошлом месяце я с большим интересом принял участие в международной конференции по зимнему содержанию дорог в Финляндии. Всем известно, что финский опыт очень любят ставить в пример российским городам.

Итак, 66% всех дорог Финляндии обрабатывают реагентами – чистой поваренной солью. Только 34% оставляют под снежным накатом, это грунтовые и мало используемые асфальтовые дороги.

В целом, технологии обработки дорожного и тротуарного полотна в России и Финляндии очень похожи. Конечно, о «пресловутой» смеси песка и поваренной соли, которой посыпали московские улицы с XIX века и до 2001-го года, в финских городах никто уже не помнит - ее иногда применяют только на деревенских грунтовках.  К песку в городских условиях здесь, как и у нас, отношение скептическое. От песка на улицах грязно, он быстро забивает стоки, а их прочистка требует серьезных временных и денежных затрат.

В российских реалиях вереницы самосвалов с песком из «дружественных» карьеров это идеальная схема для чиновничьей коррупции. Реальные затраты на «терапию» дорожного покрытия в этом случае вообще плохо поддаются учету.

В основном финские реагенты, как уже было сказано, это чистая соль.Натрий хлор в Финляндии применяют и до снегопада, для избежания образования наката.Формиатом натрия финны посыпают мосты (как наиболее дорогие объекты инфраструктуры), тротуары и дороги, расположенныевблизи рек и водозаборов.
 как и российские, состоят из пищевой соли - хлорида натрия на дорогах с добавлением солей муравьиной кислоты на тротуарах или на мостах – там где нужна более бережная обработка.

С тротуаров растворенный солью снег, как и положено, стекает в ливневую канализацию. Гранитной крошкой посыпаются ТОЛЬКО ТРОТУАРЫ: где-то прямо поверх наледи и снега, где-то на поверхность обработанную солью. Посыпаются очень обильно. Настолько, что порой создается ощущение, что в центре города идешь по «гравийке». На проезжей части гранитной крошкой не используется ни коем случае –это опасно для автомобилей.

Таким образом, мы и финны в деле ухода за дорожным полотном идем похожими путями, с небольшой поправкой на местные условия. Ужастики, связанные с запредельными по вредности «химсоставами», вполне можно оставить для бульварной прессы, а обувь от осевшего на ней мела — просто стоит вовремя почистить и защитить от воды.
Вот только  стоимость зимнего содержания скоростных дорог у нашего северного соседа в два раза ниже, чем в России - и здесь действительно есть о чем задуматься.

Сколько сыпят?

И самое интересное. Строгие финские экологии мне четко объяснили, что дорожникам в Хельсинки разрешается за зиму высыпать на 1 квадратный метр дороги до 8 кг хлорида натрия. Много это или мало?

Москва в сезоне 2018-2019 закупила 324 тысячи тонн реагентов (не чистой соли, а реагентов, то есть составов из соли и компенсационных добавок). В Москве 120 миллионов квадратных метров площадей для очистки. Делим на 324 тысячи тонн, получаем 3,7 кг за 6 месяцев против 8 финских. Но! Напомню, в Москве давно не рассыпают чистый хлорид натрия. Он «разбавляется» формиатом натрия (природный био-компонент), хлоридами кальция и калия (по сути – минеральные удобрения).


Что имеем в результате?

По данным Мосэкомониторинга, засоленность почв в Москве за 10 лет снизилась в 2,5 раза. 97% газонов вдоль дорог являются здоровыми, нет динамики ухудшения природных показателей.  Если сейчас трава где-то на газоне не пробилась, это не значит, что ее «убили реагенты». Есть целый ряд факторов, которые имеют большое значение для прорастания растений: увлажненность почвы, прогрев, освещение, загрязненность отходами жизнедеятельности домашних животных.

Но самое ценное, что произошло – это снижение числа травмировавшихся. Сейчас в Москве самый низкий уровень пострадавших от гололеда во всей России. Для понимания, в городе с населением в миллион жителей, каждую зиму попадают в больницы 7-8 тысяч человек. А Москве с 15ти миллионным числом жителей – это всего не более двух тысяч.

Во что может легко превратиться Москва, если отказаться от реагентов  можно посмотреть на примере Санкт-Петербурга, который как раз 3 года, как посыпает город «песочком». Помимо безобразной грязи и непролазных надолбов на дорогах и тротуарах, удельное число аварий из-за скользких дорог на 1 млн автомобилей в этом году в Питере в 3 раза больше, чем в Москве.  


Максим Шингаркин

Заместитель председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Государственной Думы ФС РФ 6 созыва, эксперт в области экологической, промышленной и радиационной безопасности.



Читайте также

Страх радиации и недоверие к чиновникам: ждут ли Москву новые акции протеста?

16/09/2019

Pixabay.com

Народ не верит правительству, когда речь идет о радиации.

Мусорную реформу деформировали жаждой короткого рубля

13/08/2019

Pixabay.com

Мусоросжигательные заводы и поборы с населения – все то, на чем зиждется сегодняшняя «мусорная реформа», извращенная правительством, – это путь к новым социальным протестам и мусорным бунтам, а не к цивилизованной системе обращения с отходами, считает эколог, депутат Государственной Думы 6 созыва Максим Шингаркин.

Подписаться на эксклюзив

Подпишитесь на нашу рассылку и вы всегда будете в курсе событий еще до того, как это станет известно в СМИ

Подписаться