Домой Люди Мартиросян Арсен Беникович Имел ли место обмен посланиями между Сталиным и Гитлером (часть 3)

Имел ли место обмен посланиями между Сталиным и Гитлером (часть 3)

55
0
Фото: ru.hayazg.info

Имел ли место обмен посланиями между Сталиным и Гитлером или как родилось знаменитое сообщение ТАСС от 13/14 июня 1941 года

Часть третья (вторую часть статьи читайте по ссылке)

Примерно лет 10-11 тому назад автор статьи имел честь беседовать с тогдашним президентом Ассоциации историков Второй мировой войны, к глубокому сожалению ныне покойным выдающимся отечественным ученым, историком, доктором исторических наук Олегом Александровичем Ржешевским в его кабинете в здании Президиума АН РФ, что на Ленинском проспекте. Речь тогда зашла и об этом якобы письме. О.А. Ржешевский показал автору солидную книгу энциклопедического характера на английском языке – увы, не помню ее названия, – на одной из страниц которой было опубликовано это письмо на английском языке со всем присущим именно английскому языку стилистическим оформлением. Единственное что помню абсолютно твердо, так это то, что письмо начиналось и заканчивалось именно так, как указано выше.

Кстати, когда на английском языке пишут «Dear sir Stalin, … », то после фамилии адресата обязательно поставят запятую, а далее идет основной текст послания. Так вот, при переводе на русский язык автоматически сохранили эту запятую, хотя по правилам русского языка она здесь не нужна. Тем не менее, основной текст начинается с заглавной буквы, хотя по правилам русского языка это недопустимо. Переводчик видимо перестарался …

3. По своему правовому статусу в середине мая 1941 г. Гитлер и Сталин были равны, оба возглавляли правительства своих государств, только в Германии это называлось рейхсканцлер, а в СССР (тогда) – Председатель Совета Народных Комиссаров, а общеевропейский синоним – премьер-министр. И какого же рожна Гитлер нарушил элементарный дипломатический протокол, согласно которому он должен был обратиться к Сталина, как минимум, в следующей формулировке: «Его высочеству главе правительства СССР Иосифу Сталину» или, что более соответствовало бы реалиям того времени, «Его Превосходительству Председателю Совета Народных Комиссаров Советского Союза Иосифу Сталину».

Тем не менее, в шастающем на панели исторических фальшивок письме указано всего лишь «Уважаемый господин Сталин». Почему к Бенито Муссолини Гитлер обращался как «Его высочеству главе итальянского королевского правительства Бенито Муссолини, Рим», а к Сталину – на минуточку, в момент, когда пушки еще не грохотали, а были хотя и весьма напряженные, но все-таки межгосударственные отношения, когда между двумя государствами существовали официальные дипломатические отношения – далеко не протокольно. Во внешней политике и дипломатии чрезвычайно чувствительно относятся к этим формулировкам обращения и нарушение этих правил может вызвать крайне негативную реакцию, а то и серьезный скандал.

Тот, кто стряпал эту фальшивку, очевидно, хотел показать этим письмом некий, но якобы существовавший доверительный характер отношений между Гитлером и Сталиным. Зря старался. Потому как перестарался … Ибо никакого доверительного характера в их отношениях не было и быть не могло по определению, как, впрочем, не было и самих отношений. Были всего лишь обусловленные дипломатическим протоколом отношения – например, поздравления с днем рождения, юбилеем, новым годом и т.д, но не более того.

Когда в 1939 г. Гитлер обращался к Сталину с просьбой принять Риббентропа, то в телеграмме он обратился к Иосифу Виссарионовичу так: «Herrn J.V.Stalin Moskau.» — «Господину И.В.Сталину Москва». И никакой лирики. Или, например, поздравляя Сталина с 60-летием, Гитлер обратился к нему так: «Господину Иосифу Сталину».

Кстати говоря, пара слов о лирике. Судя по всему, за образец для составления фальшивки было взято реальное письмо Гитлера Муссолини от 21 июня 1941 г., потому что начало у обоих писем не просто лирическое, а едва ли не под копирку (см.таблицу)

Очевидно, другого подходящего образца у фальсификаторов не нашлось …

4. Не меньший интерес вызывает и концовка этого якобы письма, где говорится: «… И немедленно сообщите о случившемся мне по известному Вам каналу связи. Только таким образом мы сможем достичь наших общих целей, который, как мне кажется, мы с Вами четко согласовали. Я благодарю Вас за то, что Вы пошли мне навстречу в известном Вам вопросе и прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам. Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле».

Чистейшей воды провокационная ложь фальсификаторов этого письма! Канал срочной связи с Берлином был один – телефон и телеграф. То есть, никакого отдельного канала связи, отдельной линии связи или отдельной частоты для связи по радио между Кремлем и Рейхсканцелярией НЕ БЫЛО! Никаких общих целей, которые якобы четко были согласованы, также никогда не существовало! Визит Молотова в Берлин окончился ничем, Гитлер был сильно раздражен этим. Еще более раздражен он был, когда поступило ответное предложение Молотова по поводу тех предложений, которые перед его отъездом ему сделал Риббентроп. К середине мая 1941 г. напряженность в германо-советских отношениях стремительно приближалась к своему апогею. Единственное, в чем СССР тогда пошел навстречу Германии, так это в предоставлении отдельного железнодорожного эшелона для переброски по Транссибирской магистрали 4 тысяч тонн каучука, закупленного Германией в Юго-Восточной Азии. Но это в рамках торгового соглашения. Кроме того, на взаимоприемлемой основе были еще раз урегулированы торгово-экономические вопросы. Все. Больше ничего такого не было.

Зато чуть ли не каждый день были протесты со стороны советских пограничников по поводу незаконного залета германских самолетов в воздушное пространство СССР, официальные ноты протеста Советского правительства по этому же поводу и т.д.

Проанализируем следующее предложение: «Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле».

Слухи о подобной встрече в то время действительно гуляли и по Берлину и по всему миру. Запустил их Геббельс по прямому указанию Гитлера. Но он запустил их в действие в начале июня — под конец первой декады июня 1941 г., о чем сам и написал дневнике (См.:Ржевская Е.М. Указ.соч. Приводится по Интернету). Каким образом фальсификатору удалось перенести эту и без того лживую идею на май – так и черт его знает.

Но запущенный Геббельсом слух вышел Берлину боком. Дело в том, что, имея в виду, очевидно, именно этот слух, 18 июня 1941 г. Сталин и Молотов лично провели блестящую блиц разведывательно-дипломатическую операцию по уточнению истинного замысла Гитлера, в результате чего было получено неопровержимое доказательство того, что Гитлер действительно принял окончательное решение о нападении на СССР в самые ближайшие дни. Ее суть в том, что по приказу Сталина Молотов обратился к германскому правительству с предложением срочно принять его с визитом, факт чего четко зафиксирован в записи от 20 июня 1941 г. в дневнике начальника генерального штаба сухопутных сил Германии генерала Ф. Гальдера: «Молотов хотел 18.6. говорить с фюрером» (Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2. М., 1969, с. 579). На это предложение Молотова (Сталина) последовал немедленный отказ немецкой стороны. Впоследствии было установлено, что в дневнике статс-секретаря МИД Германии Вайцзеккера за 18 июня 1941 г. появилась следующая запись: «Главная политическая забота, которая имеет место здесь (то есть в Берлине – А.М.) – не дать Сталину возможности с помощью какого-нибудь любезного жеста спутать нам в последний момент все карты» (DieWeizsacker-Papiere 1933—1950 / Hrsg. VonL.E.Hill. Frankfurta. M., etc, 1974. S. 260).

Проще говоря, столь нехитрым, но более чем эффективным образом Сталин и Молотов получили фактически еще одно неопровержимое подтверждение тому факту, что отказав в визите наркому иностранных дел СССР Молотову – Гитлер действительно принял окончательное решение о нападении на СССР, которое должно состояться в самые ближайшие дни.

К слову сказать, очень похоже на то, что осуществленная операция была ответным «пасом» Сталина. Дело в том, что винформации ценнейшего агента ГРУ «Х» (Герхарда Кегеля) от 10 июня 1941 г. проскочило упоминание о том, что-де Гитлер предложил Сталину приехать в Германию. И что ответ по данному предложению должен был быть дан до 12 июня 1941 г. (Лота В. Секретный фронт Генерального штаба. Разведка. Открытые материалы. М., 2005, с. 232 со ссылкой на ЦА МО РФ (без указания № фонда). Оп. 7272. Д. 1. Л. 87-98 (Перечень донесений о военной подготовке Германии против СССР. Январь- июнь 1941 г.). Подобная информация нигде и ни по каким другим каналам более не проходила. Очевидно, что Г.Кегель напоролся на дезинформацию Геббельса. Так что, исходя из того, что это был действительно блеф, выходит, что Сталин очень ловко отбил «пас», фактически устроив фюреру очередную очень жесткую проверку его подлинных планов.

По приказу Сталина 20 июня 1941 г. Молотов повторил дипломатический трюк с предложением о своем визите в Германию, но опять получил отказ. Запись об этом сделана Геббельсом в своем дневнике 21 июня (См.: Вишлёв О.В. Накануне 22 июня 1941 года. М., 2001, 152-153 со ссылкой на немецкие архивы.). Проще говоря, столь нехитрым, но более чем эффективным образом Сталин и Молотов еще раз получили фактически неопровержимое подтверждение тому факту, что Гитлер действительно принял окончательное решение о нападении на СССР, которое вот-вот начнется.

Ни Францу Гальдеру, ни Йозефу Геббельсу не было никакого смысла врать самим себе, тем более в своих же дневниках.

5. В тексте фальшивки есть следующее предложение: «Как Вам хорошо известно, я давно принял решение на проведение серии военных мероприятий для достижения этой цели».

С какой это стати Гитлер указывает «как Вам хорошо известно»?! Это что, попытка фальсификаторов бросить тень на плетень, проще говоря, письменно затвердить тезис о том, что Сталин якобы не без помощи Гитлера знал о его планах борьбы против Англии?! Сталин действительно знал, однако же не от Гитлера, а от советской разведки, причем в немалых деталях.

6. И, наконец, о совершенно идиотском разглашении Гитлером фактически почти точного срока нападения на СССР. Гитлер был действительно преступником № 1 всех времен и народов. Но он не был, по крайней мере именно в то время, клиническим идиотом и абсолютным болваном, чтобы даже задом наперед эзоповым языком сообщать своему врагу, когда примерно он нападет на него. Тут фальсификаторы круто перестарались в попытке выставить Сталина в роли дурачка, который, видите ли, якобы поверил этим словам нациста № 1. Этого не было и быть не могло по определению. Не тот человек и государственный деятель был Сталин, чтобы поверить или полностью доверять такому негодяю, как Гитлер, в подтверждение чего выше уже приводилось его выступление по итогам визита Молотова. Не говоря уже о том, что и сам Гитлер такого не написал бы.

А насчет способа, который якобы Гитлер выбрал якобы для доставки письма, за что извинялся в нем, отметим, что прежде всего это попытка завуалированной привязки постфактум к реальному факту внерейсового прилета самолета Ю-52 в Москву.

Прежде всего необходимо твердо уяснить, что до сих пор нет никаких абсолютно достоверных, документальных данных о том, что это было на самом деле. Проще говоря, что стояло за фактом этого прилета. Ничего нет, абсолютно ничего. Зачем он прилетел, что или кого он привез, и привез ли вообще, входил в самолет кто-либо или не входил, соответственно, кто конкретно, выходил ли кто-либо из самолета или не выходил, соответственно, кто конкретно, подавался ли автомобиль к трапу самолета или не подавался, чей и какой автомобиль, короче говоря, ни хрена не известно с абсолютной достоверностью. Есть только голый факт – вдруг откуда не возьмись … прилетел внерейсовый самолет Ю-52.

И вот на базе этого, сугубо голого факта все кому не лень развернули такую фантасмагорическую карусель конспирологии, что многих из ее участников вполне резонно заподозрить в некотором нездоровии …

К примеру, ставший легендой советской разведки Павел Анатольевич Судоплатов в своих мемуарах (кстати говоря, также написанных и подготовленных к печати не им лично, и даже не его сыном, а двумя «литературными неграми» из США – семейной парой журналистов из числа эмигрантов из СССР) создал впечатление, что этот прилет вызвал переполох в Кремле, после чего начались репрессии против высшего командного состава ВВС РККА. Сообщая об этом в своей знаменитой книге «Разведка и Кремль», П.А. Судоплатов так и написал: «Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования: началось с увольнений, затем последовали аресты и расстрел высшего командования ВВС. Это феерическое приземление в центре Москвы показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских Вооруженных сил» (Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. М., 1996, с. 139).

Кстати, эта неадекватная историческим реалиям версия каким-то странным образом осуществила обряд самоутверждения, и очень многие исследователи до сих пор «танцуют» от нее. Даже покойный ныне доктор исторических наук, профессор же А.И.Уткин и то «станцевал» именно от этой версии. Так, в упоминавшейся выше статье он написал: «Достаточно сказать, что письмо Гитлера от 14 мая 1941 года, которое мы цитируем ниже, было доставлено в Москву специальным самолетом германских ВВС без предупреждения советских ПВО. До сих пор покрыто тайной, каким образом он «прорвался» через заграждения противовоздушной обороны, за что и поплатились жизнями генерал-майор авиации Володин и генерал-майор авиации Грендаль. Но маршал Жуков, видимо, догадывался, что их расстрел был попыткой спрятать концы в воду — не потому ли и сам молчал столько лет?»

С глубоким сожалением вынужден констатировать, что как легендарный разведчик (вряд ли он сам, скорее всего, «литературные негры» перестарались), так и очень авторитетный историк, увы, вполне сознательно навели колоссальную тень на никогда не существовавший плетень.

Прилетевший самолет был гражданским трехмоторным Ю-52 с опознавательными знаками гражданской авиации Германии. Еще в 1990 г. генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов, наконец-то, разобрался с некоторыми обстоятельствами прилета этого самолета и на стр. 43-46 № 6 Военно-исторического журнала за 1990 г. поведал об этой истории. Так вот, несмотря на то, что внерейсовый самолет Ю-52 прилетел 15 мая 1941 г., негласное уведомление о его прилете явно было 9 мая. Именно в этот день «почему-то» именно нашими же военнослужащими была нарушена линия связи между Белостокским аэропортом и 4-й бригадой ПВО и 9-й смешанной авиадивизией Западной зоны ПВО, по которой должно было быть передано оповещение о нарушении границы германским самолетом. Причем, если 15 мая посты ВНОС не распознали этот самолет, приняв его за рейсовый ДС-3, то вот Белостокский аэропорт имел телеграмму о вылете именно Ю-52. Более того. Дежурный 1-го корпуса ПВО г. Москвы получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота о том, что внерейсовый самолет пролетел Белосток.

10 июня 1941 г. был издан приказ № 0035 наркома обороны СССР С.К.Тимошенко якобы по итогам расследования этого инцидента, подписанный, кстати говоря, и Жуковым тоже. В постановляющей части этого приказа с изумлением можно обнаружить беспрецедентно мягкие по суровым, казалось бы, условиям того времени наказания для «виновников». Самое строгое …просто «объявить выговор», далее «объявить замечание» и, наконец, «обратить особое внимание»!

Очевидно, из-за давности лет в памяти Судоплатова произошел сдвиг в хронологии (явно «литературные негры оплошали), обусловивший, в свою очередь, наложение факта репрессий против командования ВВС на факт этого прилета. В действительности же руководство ВВС РККА и прежде всего сам начальник ГУ ВВС РККА Рычагов был снят с должности по постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 9 апреля 1941 г. «Об авариях и катастрофах в авиации Красной Армии». А поспособствовали этому, как свидетельствуют сохранившиеся в архивах документы, именно Тимошенко и Жуков, которые в начале апреля докладывали Сталину о том, что «из-за расхлябанности ежедневно при авариях и катастрофах гибнут в среднем 2-3 самолета. Только за неполный 1-й квартал 1941 г. произошли 71 катастрофа и 156 аварий, при этом убит 141 человек и разбито 138 самолетов» (ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп. 85. Д. 179. Л. 20-21). А в год разбивалось от 600 до 900 самолетов.

Самолет же, как известно, прилетел 15-го мая, так что нет ничего удивительного в том, что за давностью лет в памяти (или в «памяти», поскольку оплошали явно «литературные негры») Судоплатова стерся разрыв в месяц.

Что касается ареста Рычагова, то произошло это позже, буквально накануне войны. А тогда, в апреле, он был снят с должности и направлен в Академию Генерального штаба. Вообще же арест представителей командования ВВС РККА был обусловлен негативными результатами инспекций ВВС приграничных округов, о чем будет сказано ниже. Это обстоятельство очень важное, потому как, если ставить все точки над «i» строго по архивным документам, то Рычагова сняли с должности, а затем буквально накануне войны упекли за решетку именно Тимошенко и Жуков – без их письменного согласия арестовать лиц высшего командного состава военная контрразведка не имела права, таковы были установленные с начала 1939 г. жесткие правила. Военная же контрразведка с марта месяца1941 г. по 17 июля 1941 г. находилась в составе наркомата обороны и подчинялась Тимошенко и Жукову.

Так вот и спрашивается, зачем Судоплатов, Уткин и другие столь упорно нагнетали, а некоторые и сейчас сгущают краски, напирая на то, что-де тут же разразились репрессии.

Как видим, все обстояло совершенно иначе и Жуков, которого Уткин не к месту приплел, все знал. Кстати, упомянутого в статье Уткина генерал-майора авиации Владимира Давыдовича Грендаля никто не расстреливал – он с честью прошел всю войну, стал генерал-лейтенантом, скончался в 1975 г., похоронен на Новодевичьем кладбище. Другой же упомянутый в статье Уткина генерал-майор авиации Павел Семенович Володин был арестован 27 июня 1941 г. в процессе расследования обстоятельств того жуткого погрома ВВС приграничных округов, что был устроен люфтваффе 22 июня 1941 г. Расследование же имело серьезную подоплеку. Если кратко, то в ВВС РККА с давних пор царил невообразимо колоссальный бардак с маскировкой, который имел достаточно длинную историю. Еще в 1939 г. приказом НКО СССР № 0145 ГУ ВВС РККА вменялось в обязанность осуществить обязательную маскировку всех вновь строящихся оперативных, полевых и запасных аэродромов, а также всей имеющейся аэродромной сети ВВС. Однако, как следует из преамбулы приказа НКО № 0367 от 27 декабря 1940 г. «ни один из округов должного внимания этому приказу не уделил и его не выполнил» (ЦА МО РФ. Ф. 4, Оп. 11. Д. 82. Л. 49-58). Вследствие именно этого злостного невыполнения приказа 1939 г. появился еще более жесткий приказ № 0367 от 27.12.40 г. Но опять ничего не было сделано. В том числе и генерал-инспектором ВВС (между прочим, в это время им был Я.В. Смушкевич), который должен был установить контроль и о ходе работ докладывать ежемесячно. В марте — апреле 1941 г. состоялась масштабная инспекция ВВС ЗАПОВО, осуществленная командующим ВВС Московского военного округа полковником (впоследствии маршал авиации) Сбытовым. Результат – бардак по-прежнему царил. Рассерженный столь злостным бардаком Сталин, ознакомившись с выводами инспекции, 4 мая дал команду привлечь к ответственности виновных в этом бардаке. После этого вновь направляется комиссия ВВС РККА для проверки авиации приграничных округов, которая всего-то за два дня «выяснила», что «все в порядке».

В конце второй – начале третьей декады мая 1941 г. в Генштабе были проведены малоизвестные командно-штабные игры (КШИ) с участием высшего командного состава по проверке Планов прикрытия западных округов и в первую очередь действий ВВС РККА ПРИБОВО и ЗАПОВО в случае нападения Германии. Сталин принял участие в этих КШИ, наблюдал за ними, а 24 мая подвел итоги этим КШИ!

Когда же в последние 10 дней до начала войны окончательно прояснилось, что именно 22 июня Германия нападет на СССР, на командование ВВС приграничных округов посыпались строгие приказы от Тимошенко-Жукова. Ведь комиссия во главе Рычаговым отчиталась, что «все в порядке». Но когда грянула трагедия 22 июня и произошел хотя и не смертельный, но все-таки жуткий погром ВВС приграничных округов (за исключением ВВС Одесского округа), то Сталин вполне обоснованно, законно и жестко припомнил им это самое «все в порядке». Но они-то прекрасно знали, что это, вежливо говоря, далеко не так. Тем более, если учесть, что за неделю до нападения состояние ВВС ЗАПОВО по личному приказу Сталина еще раз проверял другой заместитель наркома обороны – К.А.Мерецков.

Тимошенко и Жуков издали тогда крайне сердитый приказ № 0039 от 18 июня 1941 г.о развертывании оперативных аэродромов (Русский архив. Великая Отечественная. Том 2 (1). М., 1994, с. 279-280). На следующий день ими же был издан очередной приказ НКО № 0042 от 19 июня 1941 г. по маскировке (ЦА МО РФ. Ф.4. Оп.11. Д.62. Л. 201- 203), первая же фраза которого вновь констатировала факт злостного бардака: «По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано». А на следующий день после этого вновь был издан приказ № 0043 от 20 июня 1941 года (ЦА МО РФ. Ф.4. Оп.11. Д.62. Л. 204- 205), уже конкретно по маскировке для ВВС, в преамбуле которого опять содержалась прямая констатация отсутствия какой-либо маскировки в ВВС. Более того, подчеркивалось, что «такое отношение к маскировке как к одному из главных видов боевой готовности ВВС дальше терпимо быть не может». Но в эти дни уже абсолютно точно было известно, что нападение произойдет ранним утром 22 июня, в связи с чем войска, а особенно ВВС и ПВО западных округов стали приводить уже в повышенную и полную боеготовность. И когда случился погром, то судьба многих руководителей ВВС РККА оказалась предрешена, хотя часть из них была арестована еще до начала войны, буквально, за несколько дней, что, судя по всему, явилось следствием злостного невыполнения в подчиненных им частях и соединениях ВВС упомянутых выше приказов. Подчеркиваю, что аресты этих лиц происходили с письменных санкций Тимошенко и Жукова – таковы были правила.

Так что прежде чем сгущать краски и облаивать сталинский период, сначала надо четко разобраться – всяко же большинство документов давно рассекречено и опубликовано.

И еще о прилете этого самолета. Фальсификаторам явно не было известно, каким образом фальшивка будет вводится в пропагандистский оборот, как она будет привязана хронологически. Судя по всему, именно поэтому-то и было использовано столь дипломатично обтекаемое выражение «… прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам». С этим же обстоятельством связан и разнобой в хронологии, который зафиксирован в приведенных версиях этой якобы истории.

В-шестых, следующим и также равным предыдущим по значимости приемом составления и введения фальшивок в научно-исторический оборот является абсолютное табу на точную хронологию. Используется прием «воспоминаний», позволяющий, в случае реальной поимки за мягкое место, отыграть ситуацию назад – мол, память человека подвела, ведь столько лет (а то и десятилетий) прошло. Причем при использовании этого приема нередки разнообразные хронологические вариации дабы приписывание одного и того же якобы факта или якобы явления одному и тому же лицу не выглядело бы как под копирку.

Помните, при цитировании варианта Симонова в скобках было дополнение, в отношении которого была высказана просьба запомнить его, ибо далее пригодится. Так вот, дело в том, что первичный вариант якобы рассказа Жукова Симонову был увязан с началом января 1941 г. Но этого физически не могло произойти по очень простой причине. В начале января 1941 г. Г.К. Жуков был всего лишь командующим Киевским особым военным округом (КОВО). На должность начальника Генерального штаба он был назначен только в середине января 1941 г. – Постановление от 14 января 1941 г. № 92/сс Совета Народных Комиссаров СССР «О назначении начальником Генерального штаба и заместителем наркома обороны генерала армии Жукова Георгия Константиновича», которому в этот же день предшествовало Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О начальнике Генерального штаба и командующих военными округами» аналогичного содержания.

А теперь, соблюдая полное спокойствие, попытайтесь хотя бы самим себе честно ответить на один простой вопрос. Возможна ли была в те времена такая ситуация, чтобы еще не назначенному на должность начальника ГШ генералу, пока еще являющемуся только командующим КОВО, Сталин в начале января 1941 г. рассказал бы один из высших государственных секретов, если, конечно, этот, с позволения сказать, секрет, то бишь обмен посланиями между Сталиным и Гитлером, имел место быть в реальной истории.

Ответ у всех нормальных людей будет один – нет, такого просто физически быть не могло. И это абсолютно верно. Потому что в то время Жуков еще не пользовался столь высоким доверием, чтобы информировать его по таким вопросам, не говоря уже о том, что у Сталина вообще не было привычки по крупнейшим политическим вопросам информировать высшее военное командование. Вопросы высшей международной политики обсуждались только на Политбюро, причем, как правило, сначала Сталин и Молотов между собой обсуждали тот или иной вопрос, в том числе и с участием экспертов по международным вопросам, не исключая представителей разведки, а затем выносили его на заседание Политбюро. И далее обычно это выражалось для военных (так делается и поныне) постфактум – «в связи с такими политическими обстоятельствами Вам поручается то-то и то-то…».

Оно не могло быть еще и потому, что в варианте «в начале января 1941 года» Жуков излагал якобы имевший место вариант якобы июньского письма Гитлера!? А это уже не лезет ни в какие ворота! Поэтому явно была дана команда (одно только ясно, что это осуществлялось под общим руководством пресловутого А.Н. Яковлева) подкорректировать рассказ Жукова, и при публикации самой книги Симонова перевели эту команду в вариант «в начале 1941 года». Пожалуйста, разнообразили – появился второй вариант… Затем появился вариант Безыменского …

А до кучи, что называется, и вариант с упоминанием имени Елены Ржевской – известной, но не масштаба Симонова и даже Безыменского писательницы и переводчицы с немецкого. Ее-то зачем приплели?..

Но не могло быть и того варианта, который якобы Жуков изложил Безыменскому в той вариации, в которой он опубликовал это. Вообще надо иметь в виду, что Лев Александрович Безыменский в послевоенное время являлся, вежливо говоря, придворным, хотя и весьма талантливым журналистом, публицистом и писателем, специалистом по Германии, понятливо способным выполнить любую пропагандистскую задачу, поставленную партийными верхами. Что он и делал всю жизнь. Так что принять на веру то, что он опубликовал, приписав анализируемую историю устам Жукова, физически невозможно.

Прежде всего, потому что в случае с Безыменским уже сработали предыдущие правила, которые были указаны выше. Но в варианте Безыменского непонятно вот что. Почему Сталин столь откровенно проигнорировал непосредственного начальника Жукова, то есть наркома обороны СССР, на минуточку, Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко, с которым Жуков всегда ходил на доклад к Сталину (о чем он многократно указал даже в мемуарах), прямо как в известной прибаутке – «мы с Тамарой ходим парой». Почему Сталин вызвал к себе только одного Жукова?! Всего лишь заместителю наркома обороны, хотя и начальнику Генерального штаба, неизвестно за что особое доверие, а самому наркому – фига в кармане?! Что, нарком обороны в таком случае не должен был быть проинформирован об этом?! Почему именно Жукову, а не его непосредственному начальнику, маршалу Тимошенко Сталин дал почитать якобы имевшую место переписку? Ведь Сталин прекрасно знал, что такое военная субординация и не нарушал ее даже во время войны, даже обладая неограниченными правами Верховного Главнокомандующего. А тут Жукову даются для прочтения якобы документы особой государственной важности, а Тимошенко, видите ли, игнорируется!? В мемуарах Жуков преподносит себя как чуть ли не как близкого друга Сталина, с которым Иосиф Виссарионович советовался по всевозможным вопросам войны, однако если обратиться к Журналу посещений кремлевского кабинета Сталина, то любой с удивлением, что с момента назначения на должность начальника Генерального штаба и вплоть до ночи с 21 на 22 июня 1941 г. именно в статусе начальника ГШ Жуков побывал в кабинете Сталина всего 27 раз, причем только вместе с Тимошенко.

Да и вообще, когда Жуков мог быть ознакомлен с этой якобы перепиской между Сталиным и Гитлером совершенно непонятно, потому, что по данным журнала записей лиц, принятых Сталиным, Жуков за 15 мая не числится. До этого он был у Сталина только 12 и 14 мая, но тогда еще не было факта прилета самолета якобы с ответным посланием фюрера. Следующий раз Жуков побывал на аудиенции у Сталина только 19-го мая, но в это время под контролем Сталина происходили упомянутые выше малоизвестные майские командно-штабные игры, затем 23 и 24 мая, а в эти дни состоялось расширенное заседание Политбюро с участием высшего командного состава РККА, далее 3, 6, 7, 9(дважды), 11 (дважды), а в эти два дня, когда он дважды побывал в кабинете Сталина, согласовывались вопросы о начале выдвижения войск приграничных округов по планам прикрытия в целях подготовки к отражению грядущей агрессии, 18 и 21 июня, а в эти дни уже откровенно кипела работа по приведению войск в боевую готовность. Причем следует иметь в виду, что всякий раз бывая в кабинете Сталина, Жуков заходил туда вместе с Тимошенко (Тетради (журналы) записей лиц, принятых И.В. Сталиным (1924-1953 гг.) Справочник/Научный редактор А.А. Чернобаев. М., 2008, с. 333-337).

И еще один несуразный момент в рассказе якобы Жукова по Безыменскому. Как-то весьма странно выглядит утверждение Жукова, что-де Сталин открыл ящик своего стола и достал оттуда эти якобы письма. Документы такого рода держат в сейфе, а Сталин всю жизнь очень тщательно соблюдал режим секретности в работе с документами. Так что очень даже непонятно, каким это образом ему пришло в голову держать такие документы просто в ящике письменного стола …

Если якобы Жуков действительно именно так изложил Безыменскому и без того абсолютно не внушающую ни малейшего доверия якобы имевшую место эту историю, а тот, ничего не преувеличивая и не приукрашивая, опубликовал ее в аутентичном якобы рассказу маршала виде, то это как раз то, за что после войны Георгий Константинович Жуков был серьезно наказан – за необоснованное выпячивание и раздувание своей роли в тех или иных делах. Это обстоятельство и подвело и фальшивку, и Безыменского. Потому, что нельзя было с помощью фальшивки так показывать эту реальную черту характера Жукова. При тщательном анализе этой якобы имевшей место истории сие сразу вскрывается и потому вызывает сильное подозрение.

Короче говоря, не зря вся эта якобы имевшая место история оказалась приведенной только на страницах книги, изданной лишь спустя десятилетие после смерти Симонова. Если, конечно, все то, что в книге Симонова приписано якобы Жукову, действительно было написано его, Симонова, собственной рукой, в чем, увы, приходится — и да простительна будет мне еще раз такая вольность – более чем глубоко сомневаться.

Потому что, два варианта «в начале января 1941 г.» и «в начале 1941 года» свидетельствуют не в пользу того, что якобы Симонов это услышал якобы от самого Жукова. Да и вряд ли лично Симонов вообще причастен к этому. Ведь что получилось. Случайно или не случайно, что абсолютно неважно, в обоих случаях изложено якобы содержание якобы имевшего место июньского письма Гитлера Сталину – а ведь это чистейшей воды нонсенс, ибо якобы по состоянию на начало января или даже просто на начало 1941 года излагать то, что якобы было якобы в июньском письме Гитлера, для этого надо было иметь при себе как минимум одного Нострадамуса, ибо маршал таким даром предвидения не обладал – показывает, что тот (или те), кто дирижировал (дирижировали) постановкой этой фальшивой пьесы, явно хотели привязать эту и без того откровенно неадекватную реалиям того времени и подлинному характеру Сталина как государственного деятеля якобы имевшую место историю к чему-то конкретному из истории внешней политики и дипломатии СССР того времени. А вот этот был очередной очень серьезный прокол фальсификаторов, суть которого покажем ниже. Автором же это прокола явился Безыменский – ведь в его изложении вся эта история откровенно перенесена на июнь, причем, якобы со слов Жукова.

Кстати говоря, в варианте Безыменского не менее очевидны все те же признаки фальшивки, принципиальная суть которых была изложена выше.

Опубликовал он это только в 1995 г., то спустя 30 лет после якобы имевшей место беседы с Жуковым на эту тему (небезынтересно также отметить, что упоминавшийся выше военный историк В.А.Анфилов незадолго до своей кончины «умудрился» вспомнить точную дату одной из своих бесед с Жуковым в 1965 г. – через 34 года «вспомнил»!).

СССР уже нет, в РФ царит варварская вакханалия либерастии, непрерывно сдабриваемой монструозного типа и масштаба антисталинской истерией. Пиши и публикуй, что хочешь, лишь бы только погрязней да поувесистей булыжник в адрес Сталина запустить, что многие и делали. А для пущей убедительности якобы рассказ об этой якобы истории Безыменский предварил утверждением, что в начале-то у них речь шла об обороне Москвы. Ну, и как тут не поверить – ведь Жуков же командовал Западным фронтом в конце 1941г., и он действительно частенько говаривал на эту тему, и не только с Безыменским.

Этот нюанс, очевидно, должен был всех убедить, что и беседа была, и все, что было сказано в ее процессе– все правда. И туда же приплетена Елена Моисеевна Ржевская (урожденная Каган), с которой Жуков якобы также поделился такой зловещей информацией. Да, покинувшая этот мир 2 апреля 2017 г. в возрасте 98 лет Е.М. Ржевская при жизни была весьма авторитетным человеком, уважаемым фронтовиком, награждена многими медалями и орденами СССР, как, впрочем, и премией имени А.Д. Сахарова, являлась как членом Союза писателей СССР, а затем и России, так и русского ПЕН-центра. Автор ряда книг. Она была отличным специалистом по Германии, превосходным знатоком и переводчиком с немецкого, прекрасно знавшим все обстоятельства поисков Гитлера в мае 1945 г., расследования его самоубийства и т.п.

Продолжение следует

Арсен Мартиросян

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии